Экология в мире и катаклизмы

Вход в систему

Случайная статья

Африканский континент полностью располагается в пределах одной литосферной плиты и представляет собо...
Советуем прочитать:

Изменение климата: причины и последствия

Сегодня многих преследует навязчивая мысль о том, что им чаще жарко, чем холодно. Это самовнушение, конечно. Точнее, внушение извне. «Парниковый эффект, - говорят люди, отирая пот со лба. - Потепление климата. Тают антарктические льды. Надо жить подальше от моря, пока оно не проглотило большой кусок прибрежья. Правда, не совсем ясно - куда прятаться от озоновых дыр?..» Но если человеку жарко, то это не от глобального потепления климата. И если по радио сообщают, что в текущем году установлен рекорд температуры за такое-то количество лет, так это тоже не от него. Во-первых, температурные аномалии - это еще не изменение нормы. Во-вторых, «на глаз» изменение климата не «заметно». Сравнительный опыт фиксирует не изменение климата, а состояния атмосферы - влажность, осадки, сияние Солнца, скорость ветра, облачность. Или явления погоды - туман, иней ...

Итак, климат меняется - теперь это уже совершенно ясно. Нет сомнений, что он менялся всегда, и эти изменения оставались в пределах, безопасных для жизни на Земле. На этот раз он начал теплеть в рамках той климатической хронологии, которая нам доступна (примерно с 1861 года), а может быть, и раньше. Повторю, наши знания и заключения в этой области не могут быть совершенно точными и определенными. Так, фиксируемая климатологами средняя температура у земной поверхности (ТВП) вычисляется из температуры воздуха над континентами и температуры поверхности океана. Иначе невозможно: на море лучше всего измерять температуру именно воды, а не воздуха над нею. Измерять, разумеется, надо с высочайшей точностью, но ведь даже корабли, с которых проводятся измерения, сами по себе вносят «погрешность» в наводную температуру.

Или, скажем, относительно содержания СО2 в атмосфере ученый мир охотней всего доверяет показаниям американских метеостанций на Мауна-Лоа и Южном полюсе, потому что там меньше локальных источников загрязнений. Над Гавайями и полюсом почти всегда чистое ясное небо, здесь не добывают нефть и нет вредных производств - значит, показания динамики должны быть наименее погрешны.

Но ведь при этом мы знаем, что углекислый газ хорошо перемешивается и концентрация его над всей Землей почти одинакова. Изменения климата в некоторой степени зависят и от так называемого аэрозоля - сажи и прочих микроскопических частиц разного происхождения, «стоящих» на пути солнечных лучей. «Разное происхождение» - это, в частности, и естественное, и антропогенное. Но что значит, строго говоря, антропогенное происхождение - семь миллиардов людей дышат, выделяя углекислый газ, и если бы каким-то чудесным образом дышать они перестали, не перестав при этом добывать полезные ископаемые, то концентрация СО2, вполне вероятно, изменилась бы. Наши знания неопределенны, поскольку оценки наши неточны, и ничего с этим не поделаешь. Но так или иначе мы знаем, что в течение двадцатого века глобальная TBI I увеличилась на шесть десятых градуса. Плюс-минус две десятых.

Казалось бы, это - ничтожная величина. Во всяком случае, по сравнению с перепадами температуры, которые нам приходится ощущать, перемещаясь в пространстве даже на незначительные расстояния. К тому же и во времени это изменение на шесть десятых неоднородно. Например, стойко теплело с 1910 по 1945 год и с 1976 до сего дня, а в промежутке мы переживали некоторое похолодание. Казалось бы, это малое потепление, для обнаружения которого климатологам пришлось совершить своеобразный научный подвиг, но оно привело к заметным последствиям. Спутниковые данные говорят, что начиная с конца шестидесятых снежный покров планеты уменьшился на 10 процентов.

Полевые наблюдения показывают, что за весь прошлый век реки и озера стали свободны ото льда на 2 недели дольше - правда, только в средних и высоких широтах Северного полушария, но глобальное потепление вообще в несколько большей степени касается этих широт. Они чувствительнее к изменениям климата - поскольку Солнце отнюдь не так щедро к ним, как к экватору. Весной и летом морской лед занимает сегодня на 10-15 процентов меньшую площадь. Слой его летом и осенью стал на 40 процентов тоньше. Ощутив прилив «свежей крови», мировой океан поднялся на 10-20 сантиметров - весьма вероятно, что не только из-за таяния льдов, но под воздействием теплового расширения воды.

Во всяком случае, с пятидесятых годов, когда появились надежные способы наблюдения за температурой глубин, можно совершенно достоверно утверждать, что дело обстоит именно так. Между прочим, впервые об этих драматических событиях догадались в России до всяких спутников. В эпоху Великих географических открытий юго-восточный путь в Индию принадлежал португальцам, юго-западный (хоть, как оказалось, не в Индию) - испанцам, и голландец Биллем Баренц отправился проложить свой - северо-восточный. Вокруг Норвегии, вдоль Гольфстрима - он доплыл только до названного его именем моря, и дальше дорогу преградили льды. В тридцатые годы XX века Советский Союз проложил Севморпуть - тот самый, который намечал себе Баренц. Навигация от Мурманска до Камчатки была открыта, и, хотя бронированные корабли - не барки Баренца, тут прошел бы и Баренц, причем в тот же сезон. Это был период, когда ученые официально сформулировали мнение - идет потепление климата Арктики.

Скептики возразили, что потеплений история Земли знает немало и что ближайшее похолодание осложнит навигацию. Холодное лето 1953 года действительно наступило. Но Севморпуть остался. Современная климатология, в общем, согласна с теми, кто, отирая пот со лба, сетует на парниковый эффект - дело именно в нем. Благодаря этому парниковому эффекту на Земле существует жизнь (жизнь есть тепло) - сквозь разные похолодания и потепления. Иное дело, что в нынешние времена он усилился, видимо из-за увеличения концентрации парниковых газов (в основном все того же углекислого - наша, человеческая вина). Механизм таков: для поддержания теплового равновесия Земля должна терять в мировое пространство ровно столько тепла, сколько получает его от Солнца.

Температура поверхности каждого небесного тела (нашей планеты, конечно, в том числе) устанавливается на соответствующем этой задаче уровне. Если бы у Земли не было атмосферы, температура ее равнялась бы минус 18 градусам. Поскольку же она существует и задерживает тепло, мы живем в среднем при плюс 15. Разница между этими величинами и есть парниковый эффект - в данном случае он составляет 33 градуса. Так вот, теперь планете приходится излучать больше тепла, чтобы преодолеть «мутность», «загрязнение» слоя атмосферы, и температура стала больше всего на шесть десятых градуса. Этого оказалось достаточно, чтобы таяли льды, поднимались воды.

Дальше - больше. Согласно расчетам по Глобальным климатическим моделям (их целых сорок - ведь никто не знает, как именно поведут себя парниковые газы и сколько их будет в дальнейшем выбрасываться), до 2100 года на Земле может стать на 1,5-6 градусов теплее, а океан соответственно поднимется на 10-90 сантиметров. На десять или девяносто - хотелось бы, конечно, знать точнее: ведь в зависимости от этого затопит или не затопит многие «критические» районы. И все же бессмысленно сейчас гадать, сколько санкт-петербургских островов останется на поверхности, выстоят ли Нидерланды со своими дамбами, долго ли осталось любоваться видом полинезийского кораллового рая и так далее. Затопить может. Но дело даже не в этом, а в непредсказуемости сценариев. Ведь многие детали предстоящих изменений климата неизвестны никому. И поговаривают даже, будто Россию эти изменения поставят в привилегированное положение. Увеличится общая площадь пригодных под посев почв. Умеренные зоны Европейской части страны станут благодатнее, и дыни станут произрастать в Тульской области. В общем, улучшится качество жизни.

Улучшится? Увы, условия улучшатся так быстро, что мы не успеем к ним приспособиться. Потепление не остановить поворотом выключателя, и вслед за дынями на север двинутся южные насекомые - переносчики малярии и прочей заразы. Наши местные насекомые начнут неистово размножаться, и естественные враги (лягушки и птицы) лишатся возможности эффективно контролировать их численность. Широколиственные леса оттеснят тайгу, лишая миллионы людей привычного занятия, тайга прижмет к кромке океана тундру, а вместе с ней - и белых медведей. По некоторым расчетам, в живой природе видов станет меньше на треть. Но главный «страх» такой футурологии: таяние вечной мерзлоты, которая есть не что иное, как замерзшее, обратившееся в камень болото.

На болоте стоят и Норильск, и Якутск, и Анадырь, и Тикси, и все они в буквальном смысле в нем потонут. Лопнет где-то в районе Уренгоя небезызвестный нефтепровод Уренгой - Помары - Ужгород. Северную Сибирь и Канаду - «засосет», а гигантская хлябь станет выделять метан, тоже парниковый газ ... И все-таки этот апокалиптический сценарий - не единственный из возможных. Все может обернуться и иначе - правда, не в связи с глобальным похолоданием, которое, как иногда приходится слышать, должно «поглотить» потепление. Чередования ледниковых и межледниковых периодов связаны со смещением земной оси. Согласно сформулированной в тридцатых годах нашего века теории югославского астронома Миланковича. наклон и направление земной оси относительно Солнца меняется раз в 23, 41 и 96 тысяч лет, и лучи этого светила соответственно более или менее интенсивно обогревают разные широты. Земля то подставляет бока живительному теплу, то прячет их. но делает это так медленно по человеческим меркам, что отсюда в предсказуемой перспективе не приходится ждать ни добра ни зла.

Но кто же все-таки «виноват», люди или природа? И мы, и она. С одной стороны, можно смело утверждать, что освоением Севморпути в период потепления Арктики мы отчасти обязаны некоторому «замутнению» атмосферы после знаменитого извержения вулкана Кракатау, выпустившего в атмосферу огромный объем аэрозольной пыли (кстати, потом, в тридцатые и сороковые, столь мощных извержений не наблюдалось). С другой - концентрация углекислого газа с 1750 года возросла на 31 процент. Столь высокого уровня она не достигала ни разу за последние четыреста двадцать тысяч лет, а возможно - и за гораздо более длительный срок, измеряющийся десятками миллионов лет.

Нынешняя скорость этого процесса напоминает движение курьерского поезда под откос, причем откос все увеличивается, тормозной путь, естественно, вместе с ним, а на тормоза все никто не жмет. Антропогенные и природные факторы действуют сообща, обгоняя друг друга, - и это ученые доказали наглядно. Они нарисовали три графика, по две кривых на каждом. Одна из них на всех трех обозначала динамику потепления. Вторая на первом графике показывала изменения температуры под воздействием выбросов СО2, на втором - с учетом воздействия только естественных природных процессов, на третьем учитывалось и то, и другое. Лишь на третьем графике кривые почти совпали. Конечно, люди способны регулировать и планировать свое большое хозяйство - правда, далеко не в той мере, в какой этого требует угрожающая динамика потепления.

Человечество «хватается» за все сразу, не имея возможности ничего довести до конца. То «защищает» озоновый слой, то пикетирует нефтескважины, то вовсе начинает готовиться к переселению в иные миры - «похолоднее». Самые осведомленные, политики, смотрят на «углекислую угрозу» гораздо спокойнее, и они, вероятно, правы. Выражение «после нас хоть потоп» кажется далеко не таким бесстыжим, если точно знаешь, что потопа не избежать.

Самые строгие из возможных расчетов совершенно безжалостны - даже если в ближайшие два века удастся сократить выбросы (метеорологи говорят - эмиссию) пресловутого углекислого газа в 3-5 раз, что уже, между прочим, не меньшая фантастика, чем превращение вечной мерзлоты в болото. В этом случае добыча полезных ископаемых должна сократиться в объеме, примерно равном российской доле в этой добыче. Однако, даже, несмотря на такие сверхусилия, температурная кривая продолжит ползти кверху еще лет 100-150 и, возможно, стабилизируется на уровне двух-трех градусов выше нынешнего. Взрывной рост по сравнению с прошедшим «черепашьим» тысячелетием, все равно как если бы мы пересели из кибитки на паровоз.

Земля на три градуса теплее точно не будет похожа на себя нынешнюю. Как и где именно изменятся ее черты, неизвестно, хоть можно и гадать: Северное полушарие теплеет быстрее Южного (здесь больше производств и больше поверхность суши); в Южной Америке зимой погода останется примерно той же; осадки, вероятно, атакуют Антарктиду зимой... В этой прогностической лотерее нет абсолютно никакого смысла, кроме узконаучного. Достаточно одного миллиметра деформации лица, чтоб оно казалось другим. Другой - не значит худший. Не станем забывать, что, когда шотландец Стефенсон изобрел свой паровоз, люди с академическими степенями хотели засадить его в тюрьму как врага человеческого рода, полагая, что, передвигаясь в пространстве с такой скоростью, люди выжить не способны ...

Человек способен на многое. Видимо, принимая это во внимание, президент самой влюбленной в человека страны Джордж Буш отказывается ратифицировать Киотский протокол. Не только потому, что для индустриального лидера мира немыслимо «сбавить обороты». Если нам суждено жить в другой среде, то не лучше ли жить в ней комфортнее? Финансировать науку?

В конце концов, богатые страны могут платить бедным, чтобы они «балансировали» график их вредных выбросов? Скажем, США выбрасывают на столько-то ppb (parts per billion - отношение числа молекул парникового газа к общему числу молекул в сухой атмосфере) больше нормы, но при этом платят Филиппинам, чтобы они выбрасывали ровно на столько же меньше.

Или России пусть платят. Тем более что мы теперь образцовая страна с точки зрения Киотского протокола - производство наше стоит, и кривая выбросов даже ниже нормативной (вот если бы для СО2 можно было ввести визы). И если никакие, даже героические меры не остановят усиление парникового эффекта, то почему не идти на такие сделки? Пятьсот миллионов лет назад концентрация СO2 у планеты Земля в десятки раз превышала нынешнюю - так, во всяком случае, утверждают геологи. Тогда она цвела - углекислый газ, как известно, для растений то же, что для нас кислород.

В свое время Вернадский даже выступал с предложением использовать СО2 как удобрение, уверяя, что цивилизация вовсе не в состоянии повлиять на концентрацию углекислого газа в атмосфере настолько, чтобы это хоть как-то отразилось на состоянии самой атмосферы. Но, видимо, изобретатель ноосферы был неправ. Древняя растительность превратилась в каменный уголь, с которого и началась индустриальная революция. Человечество поначалу даже не знало, до какой степени его действия похожи на вытекание «джинна из бутылки». Джинн - грозная сила и непредсказуемая. Но если с ним ладить ...

На заметку: вы бизнесмен и вам очень много времени приходится говорить по телефону? В таком случае подключите тариф деловой 926 мегафон и, тогда вы сможете по достоинству оценить его преимущества. Подробности на сайте www.nlgsm.ru.


Неужели Пирамиды стали Причиной Первого Глобального Изменения Климата на Земле

Как показала практика да и собственный опыт руководитель на работе проводит значительно больше время чем любой другой подчинённый поэтому обстановка должно подчёркивать его статус и быть максимально комфортной, функциональной но и конечно удобной.

Правильно подобранная комфортная мебель подчеркнёт вашу индивидуальность и стиль, и именно в такой атмосфере вы сможете почувствовать себя максимально комфортно.

Мебель «Престиж» станет идеальным вариантом для молодого энергичного руководителя, особое впечатление вызывает большой кофейный стол треугольной формы со ставкой из стекла, за которым проводят конференции и совещания. Такой стол отлично дополняет основной.

Как для мужчины, так и для женщины руководителя прекрасным вариантом станет мебель «Престиж», она характеризует  человека как хозяина, которому  совсем не чужое креативность и он готов всегда открывать, что то новое. Такую мебель можно приобрести на сайте http://www.express-office.ru/catalog/cabinets/.

Разнообразность форм и расцветок Мебели «Престиж прекрасно впишутся в интерьер любого помещения. В комплект данной мебели входят: стол, приставные столы, брифинги, столы для конференций, мобильные тумбочки, журнальные столики, приставку для оргтехники.

Не маловажным в кабинете руководителя является кресло, желательно чтобы оно было кожаное с регулированной спинкой оно предаст особой атмосферы и подчеркнет вкус руководителя.

Оформляя кабинет руководителя не забывайте и про зеленые растения они прекрасно впишутся в интерьер.

Делая дизайн помещения нужно учитывать стиль и вкус руководителя. От общего вида кабинета в дальнейшем складывается первое впечатление посторонних людей, которые в дальнейшем могут стать его бизнес партнёрами.


Кабинет руководителя Альянс